В России может появиться система государственного учета коренных народов

08.11.2019

В России может появиться система государственного учета коренных народов

В октябре Комитет Госдумы по делам национальностей рекомендовал нижней палате российского парламента принять в первом чтении законопроект о новой системе учета представителей коренных малочисленных народов России. Этот закон напрямую касается более трехсот тысяч жителей нашей страны. Ожидается, что ГосДума примет его уже до конца этого года, и у ненцев, хантов, эвенков и представителей других коренных северных народов появится возможность беспрепятственно получать положенные им по закону льготы в полном объеме. В том числе – по-прежнему выходить на пенсию в 50-55 лет.

О том, зачем для коренных северян принимать новый закон, и как тундровики воспринимают новую волну освоения Севера – в интервью «Арктика-Инфо» с инициатором этого законопроекта, депутатом ГосДумы, президентом Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, заместителем председателя Комитета по делам национальностей Григорием Ледковым.

-Как изменилась система господдержки коренных северян?

-Мерам господдержки коренных северян в России – 70 лет. Нигде в мире такого нет. Еще 30 лет назад один оленевод был так обеспечен государством, что кормил всю семью, весь род свой, и еще много оставалось. На каждый килограмм сданного мяса он получал много-много мер господдержки. И традиционные отрасли хозяйствования коренных северян были очень рентабельны. Благодаря этому люди не исчезли из тундры.

Но когда 20 лет назад из паспорта исчезла строка «национальность», то многое пошло в «минус». Например, пробегает какая-то дичь в тундре возле оленевода – он, по традиционному укладу, может ее добыть. Но если при этом у него нет специального штампа в охотничьем билете, то он – браконьер. А механизма, чтоб поставить такой штамп, в российском законодательстве нет сегодня.

Или взять рыбалку. Это такое же традиционное занятие коренных народов, как и охота. Но для того, чтобы получить квоту на вылов, коренной северянин сейчас должен только раз в году в определенный период времени написать заявку машинописным текстом с таким-то интервалом, с такой-то запятой и кучами других условий, и направить ее на рассмотрение. Ну он и пишет, а ему в ответ через полгода приходит ответ - вы не там запятую поставили, или ручкой написали. Короче – у вас ошибка и рыбы вам не будет в этом году. И все – гуляй…А что ему есть-то? Чем семью кормить? Беззащитный человек выходит на реку, а к нему подъезжают пограничники, РОВД и говорят «у тебя бумажки нет, значит, ты не коренной, а браконьер…». А люди не хотят быть браконьерами. Они просто хотят кушать и жить своей традиционной жизнью.

-С этим и связана Ваши инициатива создать специальный государственный реестр представителей коренных малочисленных народов России?

-Да. Если нет строки в паспорте, то нужно что-то иное, удостоверяющее принадлежность человека к коренному малочисленному народу, и значит – его право на свободный гарантированный доступ к биоресурсам и вообще, ко всей системе государственной поддержке коренных северян. Потому что в законах об охоте и рыбалке все красиво написано, но по факту люди не могут сейчас этим пользоваться.

-А много желающих остаться жить в тундре?

-В разном субъекте федерации по разному. Многое зависит от статуса господдержки коренных. На Ямале, например, субсидия из окружного бюджета на килограмм сданной оленеводом продукции одна из самых высоких в Арктике. И это большой плюс. Этим способом можно жить в тундре и обеспечивать свои семьи. Но вот возьмите молодого коренного… Он же видит, что сейчас коренных каждый день на реке ловят, штрафуют и говорят им, что они - браконьеры. За маленькую куропатку или щуку, которая не ограничена к вылову… И они понимают, что, если вести традиционный образ жизни, то есть риск оказаться браконьером. А они не хотят быть браконьерами! И если мы эти препятствия уберем, то люди это оценят и для них это будет большим стимулом вести традиционный образ жизни.

-Как встретили эту законодательную инициативу?

Мы проехали по всей России, убедили всех, докладывали об этом президенту России. Он и дал поручение создать систему государственного учета коренных народов России и соответствующий реестр. Тогда государству будет понятно, кому, сколько и где дается господдержка. Чтобы не было перегибов и злоупотреблений.

Этот реестр станет «ноу-хау» мирового масштаба. У североамериканских индейцев, например, есть система вождей, которые ведут учет своих людей, и система корпораций. Но между ними есть конфликтность. У нас же уже на старте формирования этой системы будет учет мнения самих коренных народов и каждого человека. Муниципалитеты, органы власти субъектов федерации – они все включены в систему этого госучета, и будут иметь соответствующие полномочия. Сам учет будет вестись на федеральном уровне.

-Сейчас у каждого субъекта федерации – свои правила?

-Можно и так сказать. 20 лет вся нагрузка и вся заслуга были на уровне органов госвласти субъектов федерации. Все законы, которые за это время были приняты на Камчатке, в Хабаровске, на Ямале, в Югре о языке, культуре, оленеводстве, о национальных общинах – они все регулируются и финансируются за счет региональных программ, и на это тратятся государственные бюджеты субъектов федерации. Благодаря этому живо северное оленеводство, есть рыбаки и охотники, и коренные могут себя чувствовать как раньше.

Но сейчас мы говорим о том – и многие мои земляки в Мурманске, на Чукотке, на Ямале меня поддержат, что арктические регионы оказывают господдержку коренным только в рамках своих полномочий. И у них нет полномочий обеспечить беззаявительный принцип пользования биоресурсами, наделить коренных земельными участками без аренды, охотничьими ресурсами. Обеспечить их пораньше пенсиями. Все это – федеральный уровень, на котором мы сейчас и решаем эти вопросы.

Создание реестра коренных народов – это беспрецедентно в мировой практике. Пенсионная реформа – это тоже беспрецедентно. Пенсионный возраст в Росси увеличен. Но оленеводы и рыбаки в нашей стране по-прежнему будут иметь право выходить на пенсию в 45-50 лет, а коренные северяне, в целом – в 50-55 лет. И реестр им в этом как раз поможет. Не надо будет ходить по судам и доказывать, что ты – ненец, или эвенк. Информация из госреестра коренных малочисленных народов автоматически будет передаваться в пенсионный фонд и другие государственные учреждения.

Подробнее читайте здесь.


Возврат к списку